Тайна Русской Зимы по версии Павла Зарифуллина

Выступление Павла Зарифуллина на публичной лекции в Библиотеке Маяковского (Санкт-Петербург) в рамках проекта “Белая индия”

Лабиринты Эдуарда Хиля

Много раз я говорил, что Эдуард Хиль искромётный гений, Солнечный Русский и птица-посланник Иного мира. И при иных эпохах и обстоятельствах давно бы возник религиозный культ вокруг этого человека, секты появились бы, церкви. Но наш мир не чуток. Смотрят, как говаривал Ницше, и… моргают.
Возьмём песню Острового и Ханка «Зима». И послушаем, как исполнял её Эдуард Хиль. Посланник напел нам куплеты, да так, как должны бы зароастрийцы петь свои гаты, а христиане псалмы. (На заре своих религий они так и пели). Весело, непобедимо, радостно, так, как водят по лабиринтам и минным полям. На разных скоростях, перебирая ритмы, как чётки. Пока голос не приводит нас, к Минотавру, к королю «вавилона».

Идеальная солеварня

Хиль показывает пальцем, будто верстовой указатель. Смотрим текст Острового про героиню песни «Зима». И запишем несколько мифопоэтических уравнений:

У леса на опушке
Жила Зима в избушке…
Она снежки солила
В березовой кадушке.

«Зима» живёт отдельно ото всех в избушке, будто егерь или Баба-яга, ведьма, мельник или иные лихие персонажи суеверного нашего царства-государства. Согласно песне, Зима владеет солью и это очень важный отличительный стратификационный признак.

Лапу на соль со времён императоров Гороха и Гугона накладывают «помазанники». На Руси любая Соль Галическая или Соль Вычегодская вечно и всегда принадлежала царям и только царям. Ну, а во Франции учредили королевскую монополию на соль. И главный архитектурный шедевр Франш-Контэ – знаменитая Королевская солеварня в Арк-э-Сенан, прообраз ампира, памятник классицизму в стиле «стереоскопической геометрии» великолепного Клода-Николы Леду.

0_24db5_a870a1c6_XL

Эта солеварня должна была стать центром «Идеального Города» в лесу Шо. В утопическом проекте Леду предполагались дома-сферы, дома-снежки. Сейчас о таких мечтают наши друзья – художники систематисты.
Так в каком лесу Шо живёт наша Зима? ! Хозяйка царской соли? Русская королева Немейского Леса?
Она вольно располагается в Тридевятом Царстве, в Городе Солнца Кампанеллы, в «идеальном» визионерском граде Леду.

Небесная прялка

Так? Точно так? Слушаем Хиля дальше:

Она сучила пряжу,
Она ткала холсты…

Зима наша русская, хозяйка небесной сферы, хоровода человеческих звёзд (ведь у каждого есть своя звезда). А ознакомление с её ткачеством есть признак попадания в особое Царствие. Лучше всех об этом написал Платон в «Политии»:

«Три Мойры вертят мировое веретено — особый, очень сложный предмет, означающий звездное небо. Это веретено совершает равномерное движение в одном и том же направлении; но при его кругооборотах внутренние его циклы (круглые тела светил) движутся в противоположную сторону. Все веретено вертится между колен Необходимости (Ананки). На каждом круге сидит сирена, издающая при круговращении однотонный глас; все вместе создают звуки небесной гармонии. Подойдя к Паркам, душа должна была вынуть какой-нибудь жребий, который представлял собой всю будущую жизнь, предопределенную во всех подробностях. После целого ряда церемоний душа засыпала. Тогда среди ночи раздавался гром, происходило землетрясение,— и души рассыпались, как звезды, по месту своего рождения (Платон, “Полития”, 615 С – 621 В)»

В русской сказке говорится о царской дочери. Полотно её пряжи или магическое зеркало – суть небесные тарели. Она вышивает светила, ткёт судьбы, разыскивает в зеркале-полотне-книге спрятанного суженного. Вот, кто такая наша Зима-Хозяйка. Царевна.
Хранительница особого переходного пространства из Мира Там в мир Сям. Между Жизнью и Смертью:

Ковала ледяные
Да над реками мосты.

Хрустальное ведро для Змея-Горыныча

Ну и собственно её Жилище (применимо ли это слово к нашей идеальной «королевской солеварне»?):

Потолок ледяной, дверь скрипучая…
За шершавой стеной тьма колючая…
Как войдешь за порог, всюду иней,
А из окон парок синий-синий.

Перед вами, господа, классическая «Изба смерти» «примитивных народов», «дом инициации» древних кланов и «мужских союзов». Изба, существующая по особой логике, «дышащая»! Так наверное «дышат» киты и дельфины, выброшенные на берег, так скребут жабрами осетры под многоаршинным льдом. Сопят в страшный усыпляющий и чужой мир. Синим-синим парком.

Ходила на охоту,
Гранила серебро,
Сажала тонкий месяц
В хрустальное ведро…

Зима находится в священном «времени оно», ещё в эпохе охотников-кроманьонцев. Правда, стоит отметить, что эта эра ни для всех народов Земли ещё закончилась. Амазонка и «ковательница», златых и серебряных дел огранщица из Аркаима – доисторического Города Мастеров. Зима, как богиня Диана, лобызает нас в лоб С-Той-Стороны холодным змеиным пламенем, страстным языком времени.
А про «хрустальное ведро» лучше всех рассказал главный знаток волшебной сказки Владимир Пропп:

«Чтобы понять мотив хрусталя в сказке, мы должны помнить, что в эту хрустальную страну отправляются, чтобы получить власть над животными, власть над жизнью и смертью, над болезнью, над исцелением. Мы, с одной стороны, узнаем здесь функции шамана, а с другой — функции героя, ищущего молодильные яблоки, живую и мертвую воду, средства, исцеляющие от слепоты, старости, болезней и недугов. В русских сказках хрустальная гора связана со змеем, который на ней обитает».
Тонкий месяц – это и есть, вестимо, змей. Хранитель ключей, вод и солнечных яблок. Ручной василиск нашей доброй Зимы-Дианы. Цепной Змей-Горыныч архетипической Бабы-Яги.
Из хрустального ведра-горы.
Повторю, что все эти некромантические страшные подробности Эдуард Хиль перепевает голосом абсолютно довольного человека. Будто ему в инициатической избе все чувства отшибло, словно с ума он сошёл, налопался ядовитых ягод и ведьминых конопляных пирогов. Он словно в болезни Альгеймцера всё забывает и повторяет снова до бесконечности:

Потолок ледяной, дверь скрипучая…
За шершавой стеной тьма колючая…
Как войдешь за порог, всюду иней,
А из окон парок синий-синий!

Королева Смерти заворожила нашего песняра. Он уже умер, а нам всё слышится: «Потолок ледяной!». О, да, этот парок особенным образом согревает…
Это как в русском священном роднике – руки сначала коченеют, а потом горят – и хохотать хочется! Будто мы перешли границу от небытия к бытию. Но это не обычное известное всем бытие – горе-существование в человеческой юдоли. Мы вскочили в поезд силовой, сверконцентрированной, сверхнаполненной жизни!

Цвет Жизни и Смерти

Синий цвет водный и воздушный – в нашем случае решающий. Термальный колор жизни и смерти. Не все народы (как подтверждают антропологи и физиологи) имеют восприимчивость к коротковолновому – 450 нм синему цвету. Греки, например, как утверждают лингвисты, его не знали (в отличии от египтян). Получить окрас всегда было сложно. В Европе синь с огромным трудом добывали из смолы черешни, выкупали за злато драгоценный лазурит Афганистана. Молились на него, как на чудо.
А в русском случае, в песенке про Зиму, западная немыслимая роскошь разбрасывается окрест в виде пара! Синий-синий!

Синий-синий!
Словно этого иномирного космического добра на Руси немерено! Ведь наша Белая индия чеканит в инее ледяные небесные монеты.

Синь-Камень

Оплот старой языческой страны по-прежнему, Там – где и был!
Если ехать из града молодильных яблок Переяславля Залесского через сахарную Никтискую слободу с зефирными куполами монастыря вниз под горку…
Синий камень важно возлежит у Плещеева озера, будто голубая египетская самка Бегемота – богиня плодородия и деторождения Таурт. Словно «Синяя женщина» с поздней картины Матисса. И только лепестки небесного лотоса иногда протирают его животворящие непотопляемые бока.

799860c36946t

Название камня пошло оттого, что после дождя цвет его меняется от серого к синему. Синий цвет образуется от преломления и отражения света поверхностью чешуек биотита и зёрен кварца. А кварц в сказках народов мира не менее, чем хрусталь, свят и чудодействен. Из кварца построил «австралийское время» прародитель аборигенов Радужный Змей.
Камень славянских родноверов много раз закапывали и топили церковники, но он всегда всплывал и вылезал из-под земли и воды.
Я приехал к камню из Сергиева Посада, и, доложу я вам, узрел тысячи паломников, которые сидели, обнимали, целовали и забрасывали монетами наш загадочный минерал. И количество жаждущих прикоснуться к «святыне» было вполне сопоставимо с очередью к могиле Сергия Радонежского!
Синий камень приполз сюда в седые времена, его притащил на себе гиперборейский ледник. Потому Синий и является краеугольным камнем Севера, напоминая при разном освещении, то серебряное сердце великого единорога, то пурпурную печень русской зимы. Через печенюгу ту текут соки нездешних вин и явств.
Культ Синих камней распространён по Евразии от Алтая до Нерли. В расщелинах этих «каменных баб» соотечественникам мерещатся «следы», «чаши» и вместилища душ.

3081260352

 

Есть в молчаливых что-то заморское, метеоритное. Тавро русского космоса, сыворотка млечного пути. Они своими шершавыми могильными телесами вдавливают нас в рефрижиратор уранического льда.
Из коего наша Зима и куёт (как мы знаем благодаря Хилю) мосты для душ, возвращающихся домой – вверх – к созвездиям и галактикам.
Вязкий космос влит в Россию будто студень.
И святые камни как песцы-метеориты, словно кони-кометы ездят по государству. И это уже не метафора. Я давно в нашей сакральной географии перестал удивляться.
В селе Коломенское в центре Москвы в овраге при Церкви усекновения Главы Иоанна Предтечи обретаются два кварцевых валуна: Девичий камень и Камень-Гусь (Перунов).
По поверьям московитов оба святых артобъекта суть останки коня Георгия Победоносца!
О, мои славные камни, саваофовы зёрна полуночной страны! Синие римские корабли России-звезды. Очи Руси – голубые гробы, в которых похоронены мои боевые друзья…
Бесконечные лукоморские пасторали зачастую напоминают иссиня-зелёные чертоги волшебной планеты Уран. Планеты за пределом знаний эллинской, индийской и арабской астрономий.
Россия-Уран. Астрологический дом Зимы.

Поцелуй Скифской королевы

Синие камни-кони, бывает же такое? Словно бы счастливые белые лошади Ивана-Царевича меняют масть, попадая на Тот Свет. Они перекрашиваются в голубое и не ясно уже, кто это – кони или тотемные бирюки?
Присмотримся к «Башне синих лошадей» с картины гениального художника Франца Марка.
Он будто бы запечатлил, прозрел индиговые меты чудесной Белой индии…
У живописца несчастливая судьба: погиб на войне. А полотно уничтожили германские нацисты, не из ненависти ли к синему цвету?

Franz-MarcThe-Tower-of-Blue-Horses-1913

Они тянулись к русской зиме, Гитлер прямо именовал Россию Индией (которую немцы, подобно англичанам должны были покорить и поработить).

И Томас Кречманн в «Сталинграде» кричит, глядя на Волгу: «На Той-Стороне – Индия!»
Эту античную иррациональную тягу к Гиперборее ухватил поэт Евгений Головин:

На Север на Север на Север
Неистово рвется пропеллер

А когда иссякнут бомбы и патроны
И разрушат ваши города
Вы умрете как слепые махаоны
В пламени неистового льда.

Германские офицеры из старинных прусских родов действительно узрели в сердце мистической страны Снежную королеву: мечту о Севере, древний тевтонский миф.
Словно мореплаватели Эдгара По перед смертью немцы видели невероятных размеров женскую фигуру. Ту самую, что вынул из стихии грёз архитектор Вутечич. Родина-Мать Сталинграда, обретённая валькирия Норда поцеловала армию фельдмашала Пауллюса сладким поцелуем. Так ласкала царица Томирис голову шахиншаха Кира прежде чем бросить её в бурдюк с ритуальной орлиной кровью.

Героические полотна то ли с картин Константина Васильева, то ли из опер Вагнера уводят нас в ледяные торосы арктической тьмы, вечной полярной ночи. Как написал бы Николай Клюев:

Пожрут огнявую вязигу,
Пуп солнечный, млечный гусак.
Творец в Голубиною книгу
Запишет: бысть воды и мрак.

Эротика Зимы и Смерти

И я было решил, что тайна русской зимы разгадана, если бы не Левенталь.
Он вывесил в Фейсбуке милую картинку к нашей презентации в библиотеке Маяковского.
На постере увлекательная модель полуголая в куружевном белом белье, ныряет в снег с головой. Наши модели вообще любят нагишом на снегу фоткаться. Желательно ещё с дикими волками или медведями. Но есть в левенталевской симпатичной провокации стопроцентная истина.

 

11707549_1036652336359116_2965451427938691402_n

Наше ледяное пространство, наша посконная смерть, наши фараоновские метели-расстояния бурлят будто гейзеры, в России шевелится ещё неопознанная жизнь. Все наши священные камни отвечают за скорейшее рождение детей, лечение женских болезней и многократное увеличение мужской потенции. Наша Зима вечно беременна! Девичий камень в Коломенском, словно сон, будоражит десятками наполненных коровьих доек!
Западные психоаналитики всегда пытались разделить Смерть и Жизнь непроходимым философским барьером, разлучить Эрос и Танатос «китайской стеной», хирургически разложить по разным аналитическим банкам мортидо и либидо.
Но в термальной зоне под названием Россия делить не получается.
В страшном тереме Деда-Мороза произрастают голубиные уголья России-зимы. Инопланетная, метеоритная жизнь молниеносно врастает в эти дикие края. И немедленно пускает неизвестные науке споры, вызывая приступы страдания, радости, счастья, хилевские птичьи всклики у самых серьёзных и скучных и грустных людей.
Снега Белой индии напитаны нездешним Эросом, колодезной чистотой, гладью застывших рек, банным паром восхитительных и горячих, как кони, розовокожих женщин!
Прыгающих с головою в сугроб и только ноги, бёдра, груди, ягодицы торчат в разные стороны, заполняя лебединого пуха поля буранами неги и влюблённости!
Там – под сугробом ждёт нас тайна русской зимы.
Зима торит удалым молодцам и красным девицам санный путь, будто Екатерина Санница.
Бешеные гонки на санях на Екатерину Санницу (7 декабря). На «Санницу» невесты выпекали колобки и катали его по белому убрусу. Колобок – это жёлтое солнце, дроблёное в муку в ступе семя, а убрус (платок, повойник) – небесное лоно. Так они символически магнетизировали своих женихов.

Деревьям шубы шила,
Торила санный путь.
А после в лес спешила,
Чтоб в избушке отдохнуть.

Наша Зима-Санница предаётся в избушке любовным утехам. И никто её за это не осудит.

Солнечный Русский

Но есть и духовное, христианское и очень русское измерение ледяной поры.
Иоанн Предтеча, троюродный брат Христа рождается в летнее солнцестояние (Иванов День). Этот праздник римляне называли «адскими вратами», потому что с него начинается календарное падение солнца вниз. Оно умаляется и выкатывается в тщету мира сего, как усечённая голова Иоанна пророка. Но сам Иоанн через свои деяния и подвиги, запечатленные в замкнутом времени календарного круга, упрямо продолжает вслед за светилом спускаться «вниз»: в сумерки, мраки и тьму. Туда, где леденеют окоченелыми рыбами, дела нашего кислого мира. И в хлябях, глинах Иоанн находит нечто Иное, Невероятное и Никем не Предусмотренное. Из ила Иордана Креститель поднимает «золотую рыбку» нашей вселенной – Исуса – Пречистое Солнце. Это происходит на Крещение – в сердце зимы.
Анаграмма Христа переводится, как «ихтиас» – «рыба». Символически Спасителя именуют и изображают рыбой. В середе льда и космических вод плещется рыба-надежда. И рыбу ту пророк Иоанн возносит вверх будто Новое Солнце!
В центре зимы шевелится главная тайна. И лучше всех на планете тайну сию славят в нашей Белой индии. 19 января нагие мужчины и женщины прыгают в речные и озёрные проруби. В лютые морозы, в голубые жилы диковинной стужи. Когда из полыньи, будто из иллюминатора Норда сочится парок: Синий-Синий!!!
Наши ныряют в тайну зимы и смерти.
И выплывают наверх Солнечными Русскими!

Павел Зарифуллин

.