Метафизика Пресвитера Иоанна (Джемаль, Якорь и Антрекот)

Якорь

Это ресторан «Якорь» в Алма-Ате. Почему он «Якорь»? Вроде и не особо моряцкий. На стене плазма висит с тёмным пятном посредине. Видимо телевизор падал. Потому при показе советских комедий по экрану ползают радужные австралийские змеи. Любопытно наблюдать. Удовольствие!

В «Якоре» у нас поминки по Гейдару Джемалю. Великий метафизик неожиданно умер в Алма-Ате.

56518154238df061cf96c27d3265851fbf9f7404

И мы с Вовой Аквалангом туда приехали. Но на похороны не успели. На похороны ходил Кайрат. Хотя ему было стрёмно. Кайрат — евразиец, коммунист и несторианин, враг исламизма и салафизма. Я евразийцу написал, что Джемаль не каждый день в Алма-Ате умирает, и что кончина великого философа — большая честь южной столице Казахстана, с точки зрения мировой истории мысли. Пожалуй с момента ссылки Льва Троцкого, ничего подобного по идейному размаху в городе не происходило. Кайрат всё понял и лично вмешался в похороны и выносил Гейдара из морга. Вместе с бородатыми салафитами, которые нашего коллегу разыскивали, чтобы зарезать за антиисламских посты в интернете. Наяву они Кайрата не признали.

А теперь несторианин-советист привёз меня и Акваланга на старое кладбище. Мы прибыли на огромном джипе, иначе не проехали бы. Место оказалось отменным — вокруг горы и небо. Всё как положено для могилы метафизика такого калибра. Сказали несколько хороших слов. А Кайрат подытожил ницшеанским заявлением: «Аллах умер. Вы убили его. Вы и я». После чего из траншеи напротив полезли наверх десятки строителей, будто черти из ада.

Надо бежать. И мы прибыли в «Якорь». Где вспоминали Джемаля под коньяк «Женис».
В такие тревожные сюрреалистические минуты нас могут посетить самые разные гости. Например тотемические звери. Зайка и Петушок.

«Антрекот»

Потому что Царство Пресвитера Иоанна как никогда близко. Лежит себе по-ту-сторону могилы Джемаля, за ледяным катком Медеу и горным курортом Чимбулак. В изумрудный город можно попасть по канатной дороге, а потом — на качелях для туристов. А дальше надо превратиться в пчелу, потому что только пчелиным зрением найдёшь туда дорогу. В медовый Иоаннов оазис. В места, где живут ещё нерожденные дети.

Вся проблема лишь в том, что Джемаль скончался в декабре. А зимой пчелам холодно! Они коченеют и засыпают!

48811_702552_12

Поэтому в зимней Алма-Ате только пить коньяк «Женис» в «Якоре». Или вкушать советское мороженное в «Льдинке». Или получать очередные инструкции от тотемных животных под коньяк и конину. В «Антрекоте».

Это уже другой кабак. Летом на террасе обдувают холодным водяным паром через паропровод. А зимой сиди внутри — пей коньяк, конину ешь. Оркестр подвывает «Серенаду солнечной долины». Зайка и Петушок объясняют принцип существования Царства Пресвитера Иоанна.

А трикстер Кайрат покинул нас, потому что он кафельщик и ушёл класть кафель.

Король Смеха

Тотемические животные остались и страстно шептали о концентрированных кругах или сферах, вылетающих из сути мира. Один из них наша Земля. И чем дальше эти сферы от Царства, тем они более несходны с ним. Земля мало похожа. В ней только люди разумны (частично), киты и дельфины. В побочных кругах живут более многообразные и высокие расы.

«Таблица систематизма», Дмитрий Гаев-Орлов и Андрей Верещагин
«Таблица систематизма», Дмитрий Гаев-Орлов и Андрей Верещагин

Например, Зайка много лет жил в сфере блемов. Это ходячие люди-сердца. У них головы нет, а рот и глаза на груди. Мыслят блемы сердцем. Они ужасно нашего зайку смешили. Он падал просто со смеху. Вот у этих «серединных людей» веселье считалось признаком царственного достоинства, потому что сами они только скромно улыбались. И нашего Зайку назначили Королём Смеха! Ушастый восседал на троне и ржал, как лошадь. А ему все кланялись и заносили чёрную икру со вкусом осоки и мышиного горошка.

TV-pub-photo-7

Но потом Зайка к блемам попривык, стал входить в их дела и радовался не часто. И аборигены в нём разочаровались, устроили мятеж. И разбили зайкин царский стульчик.

Получилось, как в песне Аркадия Северного: «Сижу на нарах, как король на именинах…»:

А мой нахальный смех
Всегда имел успех,
Но раскололась моя юность, как орех!

Едва он ноги унёс.

Пин-ап

Петушок поведал про другую крайность бегства по мирам. Однажды он хотел попасть из одной параллельной сферы в нашу, но провалился в двухмерное измерение — в журнал американского пин-апа. Там он очутился среди милых девушек в чулках, ленточках и коротких платьицах. Они отлично его приняли! Петушок их поклёвывал, а дамочки изображали стеснительность и оголяли, будто случайно, то бёдра, то плечики, то обворожительные холмы. Крылатый предстал мотором милого мира. Вдохнул в него настоящий огненный бриз. Девочки зарозовели, заёрзали. А Петушка рисовали со страницы на страницу! Какие-только партнёрши ему не выдавались и блондинки и брюнетки и шатенки. Все с длинными ногами, сладкие как конфетки! Барышни при виде нашего Героя вздыхали, вскрикивали, теряли туфельки и лепетали на двухмерном языке всхлипов и стонов.

enochbolles2

От такой курьёзной жизни у Петушка закружилась голова, он расхорохорился, распетушился и — обрёл высоту!

Но не вернулся в наш трёхмерный мир, но вывалился в побочный.

Кудеяр Второй

Там он тоже оказался на хороших ролях. Кентавры-полканы (т.е. полукони) избрали его своим предводителем в битве с царём песьеголовцев Христофором. В момент решающего боя китоврасов с собакоголовыми при Немецкой слободе Петушок явился собственной персоной. Предстал он в Тридевятом государстве гигантом и брызгал с перьев кипящим золотом, будто солярной кислотой. И забрызгал всех людей-псов, легавые бежали срамно рыча, скуля и повизгивая. А кентавры захватили их будки-деревни, сук и малых щенят. После чего царь Христофор бил Петушку челом и просил не гневаться, быть ему братом и владеть половиной христофорова царства. Так и порешили. И венчали нашего кочета императором Кудеяром Вторым. Правил он той землёй четыреста лет по справедливости, а потом улетел в иные звёзды. И уже оттуда попал в Страну Пресвитера Иоанна. И только потом — в Алма-Ату в ресторан «Антрекот».

46f875d25fb39b8d82559c9480d9aedb

Метафизика Пресвитера Иоанна

И столько он шатался по разным сферам, получается, только ради одного, чтобы меня разыскать и всю правду Универсума рассказать. В общем пришли ко мне короли и маги и говорили слово. В какой-то момент их голоса слились и я не различал, где говорит Зайка, а где Петушок, словно во сне:
Страна Пресвитера Иоанна с молочными реками и кисельными берегами, сказочное Беловодье с сорока сороками сороков церквей хрустальных — это только одно из проявлений Изначального Царства. Т. е. Беловодье не есть Начало Мира. Оно ближе к Изначалу и более похоже на него. Но оно не ГлавЦарство, не основание всех вещей.

А само Изначало таково:

Это трон янтарный посреди звёздной степи. На нём восседает Пресвитер Иоанн.
Перед троном горит тихий костёр, он и играет единственный шум в этом мире. И во всех остальных мирах, включая вселенную, где Земля.

Из костра раз в век вылетает огненный семаргл. Он бросается прочь от очага и создаёт новые миры. Часть огненных птиц остаются с царём-священником и парят вокруг его трона. Иногда улетевшим семарглам во вновь открытых сферах приходится тоскливо, и они возвращаются к своему Государю.

Так и земной семаргл однажды улетел в Страну Пресвитера Иоанна. А потом Оттуда — к царскому трону.

И оттого на Земле народы унылы. И вовсе не слышно треска изначального костра…
Вот тебе и надо сходить за ним, говорят мне животные. Позвать его. Или нового малыша-семаргла заманить. Чтобы утолил наши печали. Нас не послушают, а тебя послушают. Маги-короли честно заглядывают в глаза.

Вот такой «Антрекот». У Гейдара Джемаля были свои сказки: про царевича Махди и страну ангелов Хуркалья, про пророков, про иррациональное число в печке с дровами. Но он нас вдохновил на метафизические размышления. Царствие Небесное, Гейдар Джахидович!

Разошлись

Мы долго плясали с Зайкой и Петушком под джазовый джем. А под коньяк «Женис» можно ведь любое желание тотемных голосов исполнить. Я набрал в Яндекс-такси Алма-Аты, а «куда ехать» поставил: «в Беловодье». И за мной прибыл уйгур-грифон. Только в «Алматушке» и только на Зимнее Солнцестояние таксисты вывозят в Волшебную Страну. И дальше из страны Той, из нездешних далей — к Трону Янтарному. По дороге уйгур утверждал, что дерётся с пассажирами казахами каждый день. А со мной драться не будет, ведь я не казах. Очень мило.

184-2

А тотемные звери-птицы заказали для подоспевшего Акваланга огромную бутылку «Вдовы Клико», после чего отправили пьяненького Вову баиньки в отель «Амбассадор». Петушок долго не мог успокоиться и бродил по коридорам гостиницы. Пока не встретил узбекского политолога, татарина. С одного удара косой распорол старому кишки. И выклевал печень и кликнул извозчика. Пока ожидал, увидал бродившую по улице французскую журналистку. С криком «О-ля-ля, моя курочка!», — вывалился в холодное окно, в чём был и погнал «бабу ягодку» вверх по Желтоксану.

А Зайка рассказывал Аквалангу на ночь страшные сказки про клоунов, ведьм и хана Гусара.
Вот и разошлись.

Иван Изумруд