Движение Вверх

(Начало…)

Рай французов и исмаилитов

Двигаться Вверх сложно, бесконечно трудно. Если сравнить Русскую Равнину и Памир, то окажется, что это первый этаж и тысячный. У нас Земля у них — Небо.

Подъем на Памир из России видится, как путешествие Джека из английской сказки по бобовому стеблю в страну златонесущих птиц и кровожадных гигантов. И будет много совпадений. Согласно преданию памирские крепости Ямчун и Каакха основали великаны-огнепоклонники.

Памир набит «рыжевьём», серебром, лазуритом и рубинами, как кладовая небожителей. Тысячелетиями оттуда их вывозят мешками.

Николай Рерих. Пророк Илья

По ужасным (когда-то очень хорошим) ныне разбитым советским дорогам движемся по каньону реки Пяндж. Справа всегда Афганистан с бедными домишками и американскими джипами местной полиции.

Энергетика движения вверх резиновая и тягучая. В радио играют бесконечно одни и те же песни про поездку в соседнее село на дискотеку, а также шлягер «он такой мужчина с бородой». Иногда шепчут на французском Патрисия Каас и Джо Дассен. Это как глоток коньяка в условиях чужого пространства и иного разряженного энергетического поля.

Словно лётчики эскадрильи «Голубые шершни», попавшие в далёкую волшебную страну Теллурию из сказки Сорокина, я начинаю петь по-французски. Это как-то уравновешивает ситуацию.
А потом звенят миллион алых роз на таджикском. И по-новой мужчина с бородой.

Едем, едем в соседнее село на дискотеку,
Едем, едем на дискотеку со своей фонотекой,
Едем, едем, из гаража угнав папину «Победу»,
Едем, едем в соседнее село на дискотеку.

Студенты «Новые скифы» поют, орут просто от радости.

Они организуют нам дискотеку в кемпинге в Лянгаре, где граница с Афганистаном — это канава с лягушками. Водители включили фары. Местные бешено играют на ритуальных гитарах, все пляшут и подпрыгивают. Движение «Талибан» сидит в пятидесяти метрах в камышах и подслушивает, качая шапками-паколями в такт.

Шепчу французские заклинания.

И снова включают Фарангис про «Гуле роз». Это «белый танец». Симпатичные памирские студентки приглашают меня и шофёров. А таджикская красавица лепечет на древнем арийском языке о рае исмаилитов. Он и расположен, там, где и положено — в Хорогском ботаническом самом высокогорном в мире саду. Там из белоснежных берёз вырастают ослепительные гурии, в священных вертоградах проплывает нездешнее дыхание…

А из пролетающих небесных мотоциклов вместо газа выпрыгивают и порхают к нам алые розы. Садовые волшебники аккуратно складывают дары богов в хрустальные мешки…

«Талибан» к утру седлает верблюдов и уводит караван с наркотой в Китай вдоль речки Памирки. Горбатых, что забрели на нашу сторону выманивают ритуальным цоканьем.

На эту удивительную дикость смотрит сверху любимая Утрення звезда.

И улыбается.

Кашуб на Харгуше

Имперессионизма дороге добавляет поляк-байкер на погранпосту у «Заячьего перевала» Харгуш.

— Откуда пан едет? — спрашиваю.
— Пан хохочет — из Австралии! Через Пакистан и Китай.
— А куда пан едет?
— В Гданьск.
— Пан — кашуб?

Пан аж подпрыгнул. Трохи кашуб. И глаза его засверкали странным огнём будто стальные кашубские звёзды над Балтикой. Быть кашубом даже в Польше нехорошо. Даже Дональд Туск стесняется, сам кашуб. В Польше страшный польский нацизм. А кашубы древний славянский особый народ. Поморы-рыбари из окрестностей Гданьска и Гдыни.

Пан неожиданно налетел посреди безумного путешествия на этнографа и сторонника защиты прав народов. В том числе прав кашубов на язык, культуру и балтийскую сельдь.

Пан смотрит с благодарностью. Слово «кашуб» для него чуть ли не главный подарок между Австралией и Каспийским морем. Может за этим словом он по свету и ездил. И нашёл его — свою самость, внутреннюю силу.

Сегодня все найдём, что ищем. День такой.
Прощаемся с мотоциклистом, поднимаемся на перевал.

Планета Памир

Да, самое удивительное начинается за Харгушем.
Перед нами иная планета. Планета Памир. Бесконечная, степная, разноцветная, малонаселённая редкими людьми, яками и сусликами.

Гагатовые сопки, малахитовые озёра. Микроскопические луга с цветами всех немыслимых колоров. Малюсенькие оазисы внутри бесконечной пустыни. Облака свитые из тысяч пузырей. Они качаются над нами, будто великанские молекулы. Небеса, готовые лопнуть от распирающей их странной неведомой нам жизни!

А финалом пути плещется магическое озеро Яшинкуль.
Оставляем посёлок, где нет связи, электричества и еды, где живут погонщики яков и удильщики с крыши мира…

Отправившись далее в самолётную высь.
Добрались до дальних берегов бирюзовой Яшинкули. Здесь можно остаться навсегда, наблюдая звёзды ночью и днём, чтобы выманивать из вселенной вестников счастья.
Сюда мы взобрались на свидание с космической птицей, словно герои американского мульта «Кот-в-сапогах».

Оленье Яйцо

На Памире космические птицы откладывают яйца. Именно так, читатель.
Здесь они вьют ангелические гнёзда, чтобы вывести новые расы и нового человека:

Я не тятькина
Я не мамкина —
Я на улице росла,
Меня курица снесла.

Так кажется залихватски пел несравненный казак Борис Рубашкин русские народные частушки.

Да, чудесная белая птица снесла соломенную «сферу систематистов» (1), золотое яйцо гусыни из английской сказки.

Мы держали в руках зародыш грядущего и шептались с ним.

А ещё я попросил крылатую снести для новых скифских детей специальную планету.
Она будет такой же лазуритовой как Земля. Благо лазурита на Памире немеряно.

И наша космическая наседка ничем не уступает ангелическим курам, аракуанам Америки. Тех, что несут яйца колора «морозное небо». Только памирская птаха — великанская! И эмбрион её вырастет до размеров Юпитера.

И новое голубое яйцо будет пронизано золотым внутренним светом. Икринка уранических морей озаряется изнутри чарующей свежестью! Кричит в ладонях новорождённая планета-звезда! Распускается словно цветок дельфиниума. Нежно. Элегантно.

Она покатится по вселенной волей её обитателей, вне привязки к эклиптикам звёзд и чёрных дыр.
Это будет настоящий корабль из дивных оленьих рогов и с крыльями летучей рыбы.
Корабль с фламинговым окоёмом, полный досыта радужными перьями.

Планета-странник с термоядерным солнцем внутри!

Сложнейшая многомерная фигура.
Гиперсфера, представляющая, то солнечные вилы сохатого, то океанское яйцо Земли.
Вот какие великие дела мы замыслили на Памире.

Изготовление новых планет, что будут ещё расти и расти! И отправка на них Новых Скифов в космос.
На этом чудесном воздушном шаре, окружённое хороводом ангелов-фей, Новое Скифское человечество стартует в удивительное плавание.

Говорят: чудес на свете нет,
И дождями смыт оленя след.
Только знаю, он ко мне придет.
Если веришь — сказка оживет!

Вернись, лесной олень,
По моему хотенью!
Умчи меня, олень,
В свою страну оленью,
Где сосны рвутся в небо,
Где быль живет и небыль.
Умчи меня туда, лесной олень!

(Юрий Энтин)

Иезекиль и Иегова

А скифская колесница уплывает в небо.
Стартуя от тотемных звериных предков к крылатым богам.
Дальше и дальше и дальше!

И только поют миллионы новых звонких молодых голосов:

Да, скифы — мы!
Да, скифы — мы!
Да, скифы — мы!

(Из рассказа одного из участников скифской экспедиции после посещения озера Яшенкуль)

Мы видели Новых Скифских Людей. Тех, что будут жить через 100 лет.

Смешные костюмы, наверное, вот как рисунки в сказке Волкова «Волшебник Изумрудного города». Какие- то смешные шаровары. Разрисованные. Похожие на клоунов, можно сказать, что клоуны какие-то такие. Смешные.

Не скоморошеские, а такие бутафорские. Цветные шаровары. Цвета яркие у них. Они не заморачиваются. Ощущение полной свободы.

Ветра. Они с ветрами там живут. Качаются в полной гармонии на этих ветрах. Передвигаются на щитах. Они просто так летают. Когда речь зашла о животных, то это летающие собаки, летающие яки. Но, это была всё-таки не Земля. Максимально сделанная экзопланета под Землю, с серебристым (иногда канареечным) таким свечением. Такая синяя сталь.

Землю они воспринимают, как место, куда надо ездить к родителям. Землю очень сильно попортили. Они её пытаются как-то излечивать. Она чёрная, какими- то кусками, и они пытаются её залечить.

С точки зрения передачи знаний, и чем они занимаются. Они общаются со звёздами, и они знают эту азбуку звёзд. Поскольку мы все созданы из звёзд. Они изучают этот звёздный язык. И когда возник вопрос, какие знания они могут нам передать и чем нам заниматься, как дойти до их духовного состояния, то понятно, что надо просто заниматься астрофизикой и надо изучать язык гармонии.

Они всё время поют, они издают звуки, и они совершают вибрации. При помощи вибрации они общаются со звёздами, они перекликаются со звёздами, с планетами, с метеоритами. Им не обязательно быть в теле в тех местах — далеко. Их жизненная задача — находить нужную гармонию, нужный язык, нужную волну, и тем самым общаться со звёздами. Они так вот этот язык как бы инсталлируют в музыку, создают обмен энергиями с небесными телами. Это для них совершенно самодостаточное занятие.

Вот, что ты делаешь? А я вот должен пообщаться с этим пространством и получить от него энергию, и создать правильную какую-то симфонию что ли.

Что нам нужно чтобы продвинуться нам, какие технологии?

Никаких технологий, нужно научиться разговаривать на гармонии вот этих сфер, на гармонии звёзд. Найти и понять звёздный язык. Т.е. получается, как Лапута у Гулливера, летающий остров. Там процветала только астрономия и астрология и знание музыкальных инструментов. Получается, ничего их больше не интересовало. У них были тысячи музыкальных инструментов и гигантское количество знаний по астрономии. Если двигаться в этом направлении, то это очень быстро и легко, и достаточно для любых дел или технологий. Т.е. астрономия, астрофизика и знание космических гармоний.

Нужно освоить их язык и звёзды дадут тебе вообще абсолютно всё, полное знание сфер, гармоний, миров, времён, всё чему может научиться человек, в том числе возможность передвигаться на экзопланеты, которые удобны для жизни нашему телу. Людям с нашими телами безо всяких киборгов и, возможность общаться со всем космосом и с кем угодно.

Но видимо, был какой-то всплеск, потому что Скифская Земля там, а не тут. И как бы они пытаются старую Землю как-то лечить.

Вот так. И это очень просто. Помощь и свобода, ощущение уюта детского, ощущение бесконечного внутреннего свечения. Не яркого света, как у нас , а такого очень мягкого, как раньше был в СВ вагонах, в советских некоторых поездах, такой будто серебристый, такой странный, детский. И очень уютно было сюда возвращаться, потому что у них в этой стране ветров было уютно, гармонично и спокойно.

И люди делом занимались. И не надо заниматься какими- то выдумками, а надо действительно просто освоить гармонию сфер. Это всё абсолютно просто, для того чтобы любые технические прорывы осуществить. Сделать это, это и это и тебе всё дообъяснят звёзды очень быстро. Тебе всё станет понятно, ты просто будешь делать всё, что хочешь, что ты задумал. Только надо изучить звёздный язык.

А какая у них суперазбука, сверхазбука. Они и так разговаривают и, по-другому разговаривают. У них открыта возможность общаться с космическими вибрациями, с небесными волнами. У них видимо великолепный слух, совершенно невероятный. И пение, как церковное, только весёлое. Они всё время поют, поют и этим самым существуют и создают уникальные вещи. Очень интересно и очень просто. Мышление поставлено очень просто. Не надо ничего выдумывать. Вот, звёздный знак на небе, его понимаешь через язык знания этих гармоний, язык знания вибраций и всё у тебя получится, очень быстрый скачок, быстрая возможность в освоении космоса и всего остального.

Но вот с Землёй что-то сделали за это время кто-то там. Какие-то чёрные, как будто пролежни. Но они ездят туда, как к родителям на кладбище помянуть на Радоницу. Ну или перемещаются каким-то образом…

Возвращение
(выход из медитации must do)

Ясным соколом
Белым лебедем
Семарглом огнепалым
Львом Летучим
Приземляемся
Домой возвращаемся
Садимся на травку
Ложимся на лавку
С милыми обнимаемся
С заморскими прощеваемся
Открываем глазки
Забываем сказки
Оленье солнце раскрываем
Народ расейский вразумляем!

Павел Зарифуллин

Фотографии: Галина Горшенина

(1) Систематисты — художественные «попутчики» Новых Скифов А. Верещагин и Д. Гаев-Орлов, продолжающие прозрения космистов-супрематистов начала 20 века. В качестве арт-объектов «систематисты» строят огромные золотые сферы.