Бурушаски

Ало-желтый закат над горами горит.
Наш погонщик спешит из Нагара в Гилгит.
А навстречу второй – из Гилгита в Нагар:
Навестить старика и сходить на базар.
Сотни, тысячи лет бурушаски
Созерцают с вершины небесные краски.
И любуются россыпью звезд.
И лачуги по-черному топят,
И, заслышав вдали дробный топот,
Вниз бегут по тропе – приближается гость.
Были арии, гунны, монголы и проч.
Мимо ваших селений, посевов и рощ
Проходили лавиной, волною людской.
Провожали их горы с дремотной тоской.
Где те воины? Сгинули, сгнили,
И анналы веков имена сохранили
Лишь немногих вождей и владык.
Тронут омут забвения ряской.
Но живут по сей день бурушаски.
Речь звучит и течет – не иссохнет родник.
И опять на тропе стук копыт ишака.
Хвост трусливо поджав, удирает шакал.
А старик убирает со свечки нагар.
Нынче вечером внук прибывает в Нагар.
Плыли тучи – эпохи и эры,
Чингисхан, Александр, персияне, шумеры,
Вереницы великих веков.
Одинокий колдун завывает,
Ворожит и ветра призывает,
Распугав своей песней чертей и волков.
Этот древний народ пережил многих столь,
Погибавших за волю, за честь, за престол,
Чьих письмен не прочесть, чей язык позабыт.
Но спешит бурушаск из Нагара в Гилгит.
И пекутся в тандырах лепешки,
И бульон разливают по глиняным плошкам.
И старинные песни поют.
Распускаются розы Нагара,
И качают ветвями чинары,
И спускается солнце, багровый паук.

Анатолий Беднов