Жизнь на Созвездии Рыб (Астрахань)

Третье эссе Павла Зарифуллина из сакрального трактата-путешествия «О поиске и нахождении Того-Чего-Не-Может-Быть» по маршруту Александров — Астрахань — Сарай-Бату

Первое эссе
Второе эссе

За Иным я приглашаю вас в Астрахань.

Чарующий ЗАГС

Это любезный мне, ускользающий в Иное город. И даже не город, но Царство, чья корона хранится в Грановитой Палате. Град с отменным Кремлём, носитель миссии исчезнувших, «спрятанных» в тайне волжской дельты мегаполисов — Итиля и Сарая. Вокруг Астрахани в мае цветут маковые поля будто в Афганистане или в окрест Изумрудного города. А с июля распускаются лотосы Древнего Египта, и Волга-мама подобна магическому Нилу. А сама Астрахань словно бы стекает в «запертое» море, в волшебный Каспий, в «море-в-себе». Туда, где ничего никуда не впадает и не выпадает. В субстанцию, катающую вокруг себя Евразию на карусели.

Средоточие Астрахани, конечно же ЗАГС, великолепный дворец Виктора Брониславовича Варганек-Вальдовского, построенный для местного бизнеса 100 лет назад. Утончённый шедевр с башнями и узорами сделал бы честь любому великому городу Красоты. Скажем Венеции или Барселоне. Дом сей — видом корабль, что давно пытается уплыть в иные океаны.

Не дом, а странный детектив. Начнём с зодчего, обожавшего строить электротеатры, превратившего собственный дом в доходный элетротеатр. Была такая сальная шутка в Перестройку а ля Петросян: «А вот справа поглядите — Зимний дворец. Архитектор — Расстрелян»!

Варганек-Вальдовский был расстрелян в 1919 коммунистами, от творца самого красивого здания Астрахани не осталось ни одной фотографии! В 90-е один сценарист начал писать про Варганека кинозаявку. Чтобы пропитаться энергиями истории устроился работать фотографом в астраханский ЗАГС. И иногда запирался в верхней башне и смотрел, пытался смотреть во все четыре стороны…

Говорят, что с тех пор сценарист исчез. Будто пражский голем вышел из башенки Вальдовского во все четыре балкона одновременно. 

ЗАГС поменял десятки большевистских хозяев, но по итогам оказался пристанищем любви. И как сердце гонит по телу города световые потоки.

Космический Осётр

Словно шагнувший к нам с картин Эшера, из страны башенок и водопадов, замок головокружений и иллюзий. Вдох — мы в двухмерном мире. Выдох — опять тут. Глубокий вдох — мы в гиперпространстве. Выдох — снова на месте. 

Это бриз несуществующего океана, размеренное дыхание глубоководного бесконечного сомнамбулического животного. Чудо-юдо-рыба-кит из сказки про конька-горбунка напротив знаменитых Петровских набережных. Однажды на мель села баржа, потом к ней принесло песок, потом в песке выросли деревья, поселилась птицы и звери. Не чудесный ли новёхонький остров дышит? Или кто-то далёкий и ни с чем не сравнимый? Будто гипер-осётр из мира Там прилёг на поверхность мира Сям, задремал. Шевелит жабрами, остановившимися зрачками взирает в каспийские огни и пароходы.

Сверху в облаках плывут корабли и рыбаки Не-из-этого-мира пытаются затащить бога-осетра нездешними сетями вверх, водрузить его на часовой механизм Млечного Пути будто новое созвездие, в компанию к Эре Рыб.

Но Осётр что-то забыл здесь в Астрахани в куканах Кутума и Царёва. 

На него глядят мёртвыми глазами чёрных окон новёхонькие никому не нужные дворцы. И краны, принимающие товары из Ирана, или из Тридевятого Царства.

Но и Иран, страна русских сказок и снов, наверняка получает из Астрахани незабываемые письма и подарки. Они связаны с териоморфизмом или звероподобностью города и Дельты. Со странными ощущениями от пространства, как от дна исполинского моря. Коими они конечно же и были в незапамятные времена, когда Каспий доходил до Дуная и Камы. А на дне морском можно сыскать небывалые клады. И не только Стеньки Разина, но и таких древних царств и королевств, что никогда не знала историческая наука.

Местные жители жалуются на климат города: слишком влажный и переменчивый, зябкий при морозах, слишком жаркий летом, в парном молоке Волги, в мошке и комарах. Это итог поселения в циклопической духовной рыбе.

Но по-видимому именно отсюда можно выплыть в Иные воды…

«А вы к кому?»

Здесь всё перемешалось, словно в заброшенном городе Халифа и Аиста, где зверей превращают в людей, а людей в зверей и гадов морских…

Отменный ресторан «Щука» в нём подают изысканные блюда из редких пород водяных тварей. А вокруг ресторана настоящие русско-восточные развалины, напоминающие то ли о белогвардейском Харбине, то ли о Тегеране-43. И растут особые деревья, странная помесь кактусов и грибов. Если уснуть под ними, увидишь сны, что снятся мраморным, размером с тигровую акулу сомам…

Девушка Ксения полушёпотом рассказывает в «Щуке» об узбекском политологе Березовском, почти полном двойнике покойного олигарха. Он приезжал в Астрахань на конференцию по евразийству, но никуда не мог попасть — ни в одну дверь зайти, официанты в ресторане «Щука» его не видели, смотрели буквально сквозь политолога. Будто измученная душа, не ведающая исхода, пробродил Березовский по ускользающему порту, а потом…

Безжалостный регламент конференции угнал его обратно в Ташкент. Было или не было? Здесь всё возможно.

Например, в Астрахани люди живут в Персидском подворье. Блистательном архитектурном шедевре с арками, сводчатыми окнами и стремительными лестницами. Там квартиры, дети во дворах играют в хоккей, а бабушки подозрительно спрашивают фотографов: «А вы к кому?». Представьте московский ГУМ, поделённый на коммуналки с припаркованными «Жигулями» и ржавыми гаражами внутри разбитых атриумов. Вот оно — поросшее плющом старинное Персидское подворье.

Вот въезжают на поляну
Прямо к морю-окияну;
Поперек его лежит
Чудо-юдо рыба-кит.

Все бока его изрыты,
Частоколы в ребра вбиты,
На хвосте сыр-бор шумит,
На спине село стоит;

Мужички на губе пашут,
Между глаз мальчишки пляшут,
А в дубраве, меж усов,
Ищут девушки грибов.

(Ершов «Конёк-Горбунок»)

Вот оно как — жить-поживать на метафизической царской рыбе, готовой в любой момент отправиться в галактический поход. То ли в пучины звёздных полков Господа Саваофа, то ли на его праздничный стол. 

Внутри

Вперемежку с духами вымерших империй и нездешних зверей живут астраханцы и ничему никогда не удивляются. Всегда готовые к любым неожиданностям достойные жители русского Нового Орлеана…

Некоторые районы града вполне себе Новый Орлеан после урагана «Катрина», заваленные мусором дома, заросшие камышом, но со вполне тёплыми обжитыми окнами.

Где же джаз, блюз, где вы, мои креолы, где развесёлое «Марди гра»? Астрахань даже по населению равна Новому Орлеану, это самый многоэтничный город в России в дельте русской прекрасной Миссисипи. С «бэкграундом» в виде Золотой Орды, Персидского подворья и средневекового индийского квартала. С красной, зелёной, чёрной и вроде бы всех оттенков радуги мечетями. С главными богатствами нашего народа: с белой белугой и чёрной икрой!

Так что же вы, друзья, такие грустные?!

Не Новый Орлеан, а мрачный Копенгаген узрел я. Осталось догадаться, что происходит в деревянных покосившихся избах в самом центре или в запертых роскошных дворцах.

Как-то в Копенгагене пастор Паша Левушкан затащил меня на протестантское радение.

В Данию приехал моднейший американский негр-проповедник. Хохлы, датчане и чёрные завлекли меня в молитвенный круг, плясали и хохотали до упаду. Скандинавское «хлыстовство» происходило в неказистом и суперзакрытом с виду библейском центре. А на улице после шести вечера вообще не было никого, даже собак. Только одинокий китаец-велосипедист гонял колёсами чаек.

Как и в нордической Дании, изобилие энергий и душевного электричества спрятано в астраханском «внутри», в глубине, под спудом и илом местных жителей. Жизнь с осетровыми под созвездием Рыб поставила на столицу Нижней Волги свою печать, подсадило на крюк астрономических вод.

Дальние боги

С созвездием Рыб связана старинная легенда, будто богиня Афродита и сын её Эрот, посетив Египет пришли в ужас от стоглавого чудовища Тифона. И чтобы скрыться от него, обратились в Рыб. Так и плывут они под небесным куполом: мама в одну сторону, сынок в другую. Но уплыть далеко друг от друга не могут — повязаны прочным куканом.

Вот так и Астрахань — из-под звериной шкуры и рыбьей чешуи тихо струится невечерний свет. Богиня Любви из странного дворца Варганек-Вальдовского рассылает во все стороны света голубиные письма. Молча, в звенящей тишине русалок.

Звёздный рок, не отпускающий из тисков предопределённости даже лучших из богов зачастую уродлив и жесток. Но знайте, братья-астраханцы, сокровенную тайну. Над нашим небом и звёздами есть ещё одно небо — более чистое и сияющее. С другими роскошными светилами, что даруют более счастливые судьбы…

Когда Рыбы уводят любовь и небожителей от нас на самое дно — то самое время обратиться Туда. К дальним звёздам и иным богам.

Павел Зарифуллин

Фото в публикации: Владимир Дмитренко

Павел Зарифуллин